Правозащитники: Преследование "Мемориала"* стало ударом по гражданскому обществу

Категория:   Дата от до
18.11.2021

18 ноября в Москве состоялась большая пресс-конференция на тему грядущих судов о ликвидации ПЦ "Мемориал"* и "Международного Мемориала"* "Иски о ликвидации "Мемориалов": абсурдные, незаконные и опасные для гражданского общества".

В офис "Мемориала" приехали десятки российских и европейских журналистов, представители правозащитных организаций. Также присутствовали сотрудники представительства ЕС в России, посольств Австрии, Испании, Литвы, Нидерландов, Норвегии, Польши, Швейцарии и Эстонии.

На связь онлайн вышли Дуня Миятович, комиссар по правам человека Совета Европы, и Мэри Лолор, спецдокладчица ООН по вопросу о положении правозащитников.

Практика применения закона об иноагентах создала беспрецедентное давление на правозащитные организации, повод для ликвидации "Мемориала" исключительно формален, заявили участники пресс-конференции.

Напомним, 11 ноября Верховный суд России уведомил "Международный Мемориал" (международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал") о том, что генпрокуратура подала иск о ликвидации организации в связи с отсутствием маркировки о статусе иноагента. 8 ноября прокуратура Москвы подала в Мосгорсуд иск о ликвидации Правозащитного центра "Мемориал", посчитав, что организация оправдывает экстремизм и терроризм.

После исков прокуратуры о ликвидации "Мемориала" в соцсетях началась кампания с хэштегом #МыМемориал, а в ряде российских городов, в том числе на юге страны, прошли акции протеста. 12 ноября была опубликована электронная петиция в поддержку обеих организаций. По состоянию на 21.15 мск 18 ноября она собрала 71 033 подписи. Московская Хельсинкская группа обратилась к генпрокурору РФ с призывом отозвать иск о ликвидации общества "Мемориал" как необоснованный, непропорциональный и несовместимый со свободой ассоциаций, а также дать указание прокурору Москвы отозвать аналогичный иск в отношении ПЦ "Мемориал" по тем же основаниям.

В пресс-конференции 18 ноября приняли участие член совета ПЦ "Мемориал", старший юрист программы "Защита прав человека с использованием международных механизмов" Татьяна Глушкова, исполнительный директор "Международного Мемориала" Елена Жемкова, член правления пермского "Мемориала", бывший уполномоченный по правам человека в Пермском крае (2005–2017) Татьяна Марголина, председатель совета ПЦ "Мемориал" Александр Черкасов. Мероприятие модерировала замдиректора по Европе и Центральной Азии международной правозащитной организации Human Rights Watch Таня Локшина.

Участники пресс-конференции сочли репрессиями попытку закрытия "Мемориалов", передает издание "Кавказский узел".

Елена Жемкова напомнила, что "Международный Мемориал" работает уже 33 года, и за эти годы сотрудникам организации удалось собрать более 3,5 млн имен репрессированных советских граждан, в то же время Правозащитный центр "Мемориал" защитил тысячи человек.

Жемкова отказалась признать организации иностранными агентами в классическом понимании термина. "Мы не работаем по заказу, мы не агенты. Это мы придумываем и формируем программы, рассказываем об объектах, решаем, какую книгу издать. Никто извне нам ничего не диктует, а ровным счетом наоборот. Претензии к "Мемориалам" носят административный, технический характер – штрафы выписаны за нарушения, за которые можно и не штрафовать, а просто указать на нарушение. Несмотря на это, мы исправно платим штрафы, закрываем проблему, но власти к вопросу возвращаются снова", – рассказала Жемкова.

Подавляющее большинство нарушений касается того, что материалы "Мемориала" были не промаркированы, пояснила Татьяна Глушкова. При этом юрист напомнила, как прокуратура изымала книги на одной из книжных выставок в Москве, которые действительно были не промаркированы, но не предназначались для продажи или раздачи.

"То, что "Мемориал" не соблюдает маркировку – абсурд. И сайт, и соцсети, и печатные материалы – сразу же маркируются. Сам закон об иноагентах не дает четкого понимания, что именно нужно маркировать. Например, вот мы сидим за столами – нужно ли нам маркировать таблички с фамилиями? Непонятно. Таким образом, ликвидировать организацию за несоблюдение закона – очень просто. Также чушью является и то, что Правозащитный центр нарушал закон о судебных решениях в том смысле, что центр поддерживает террористов и экстремистов – каждый раз ПЦ "Мемориал" указывает, что внесение в список политзэков не означает поддержку взглядов", – рассказала Глушкова.

Ликвидация "Мемориала" "будет иметь огромные последствия в плане обучения и воспитания молодого поколения, которое будет лишено подробной информации о нарушениях прав человека в прошлом", отметила в своем выступлении комиссар по правам человека Совета Европы Дуня Миятович. Она констатировала, что в последнее время из-за закона об иностранных агентах давление российских властей на гражданское общество стало беспрецедентным. "Этот закон неприемлем и должен быть отменен. Он стигматизирует организации, людей и медиа, урезает свободу слова, имеет репрессивный эффект", – заявила Миятович.

Преследование "Мемориала" – это "удар по всем правозащитникам и гражданскому обществу в России", указала спецдокладчица ООН по вопросу о положении правозащитников Мэри Лолор. По ее словам, "Мемориал" работает в интересах не зарубежных государств, а граждан России, защищая их права. Она также напомнила о важности работы, которой занималась Наталья Эстемирова, по мониторингу и анализу конфликта в Чечне.

Напомним, сотрудница грозненского офиса Правозащитного центра "Мемориал" Наталья Эстемирова была похищена 15 июля 2009 года, вывезена в Ингушетию и убита. По ее информации о нарушениях прав человека в Чечне правозащитники делали запросы в официальные инстанции, составляли списки пропавших без вести. 31 августа 2021 года Европейский суд по правам признал российское правительство виновным в "необеспечении эффективного расследования похищения и убийства" Эстемировой. В 2009 году Наталья Эстемирова была награждена премией Московской Хельсинкской группы посмертно.

Татьяна Марголина сообщила, что в состав пермского "Мемориала" входят журналисты, краеведы, педагоги. После того, как стало известно об иске прокуратуры, Марголина стала получать звонки от родственников репрессированных, которые высказывали возмущение. "Мне говорят: мы что, должны быть дважды репрессированы?! Сначала репрессировали близких, а теперь нас? И за что?! За наши конституционные права, согласно которым мы можем входить в объединения?" – рассказала Марголина.

Первыми чувствами при получении иска от прокуратуры были удивление, смех и злость, сказал Александр Черкасов. "По сути, пару раз не привесились (не прикрепились) к письмам приложения, мы исправили нарушения. И я считаю, что это не те злостные нарушения, чтобы закрыть организацию. Были претензии к уставу – и его исправили. Мне кажется, что закрытие – это все равно что расстреливать за переход улицы в неположенном месте, мера неадекватная", – подчеркнул он.

Правозащитный центр не оправдывает действия политзэков, внося их в соответствующий список, добавил правозащитник. "Никакого оправдания терроризма и экстремизма нет. Экспертизу наших публикаций проводил Фонд социально-культурных инициатив. Тот самый, который проводил экспертизу по делу Pussy Riot, Юрия Дмитриева, Свидетелей Иеговы**. Об этом фонде ярко говорит его вывод о Свидетелях Иеговы: они угрожают целостности России, потому что верят в конец света, а это значит, что нарушаются границы России", – рассказал Черкасов.

О том, что "нарушения – полная ерунда", знают и в надзорных ведомствах, заявил Черкасов. "Претензии ничтожны. Но есть воля государства сделать все НКО, общественные организации подконтрольными. Однако мы продолжим бороться за свои права. Все происходящее вызывает насмешку. Так что – улыбайтесь, господа!" – резюмировал Черкасов.

В ходе дискуссии с журналистами, в частности, с главным редактором журнала The New Times Евгенией Альбац, Черкасов отметил, что в судах "Международный Мемориал" будет защищать член Московской Хельсинкской группы адвокат Генри Резник, Правозащитный центр "Мемориал" – адвокат Илья Новиков.

Отвечая на вопрос "Кавказского узла", какие программы по защите прав жителей Северного Кавказа ведет Правозащитный центр "Мемориал", в чем они заключаются и прекратится ли их реализация в случае ликвидации организации, Черкасов ответил, что "Мемориал" "умирать не собирается". "Мы боремся за то, чтобы дело не пропало, но уж как мы это делаем, – не заходите на "кухню". Главное, чтобы вам понравилось наше блюдо", – сказал он.

Правозащитный центр "Мемориал" не намерен прекращать защиту прав жителей Северного Кавказа в ЕСПЧ, рассказала Татьяна Глушкова. "Мы сделаем все возможное, все, что от нас зависит, чтобы те дела, которые поданы нами в ЕСПЧ, были доведены до конца. Либо нами, либо "Мемориалом" в какой-то иной форме, либо другими организациями. Что касается продолжения защиты прав жителей Северного Кавказа, то это работа "Мемориала", но я процитирую Черкасова: наше блюдо вам понравится, это работа повара", – сказала она.

По ее словам, за время работы организации юристы ПЦ "Мемориал" подали в ЕСПЧ около 430 жалоб. В данный момент в суде лежит около 250 жалоб. Кроме того, юристы организации совместно с юристами ОВД-Инфо* подготовили около 1250 жалоб по митинговым делам, которые сейчас лежат в ЕСПЧ, рассказала Глушкова.

После прекращения функционирования ПЦ "Мемориал" остальным правозащитным организациям на Северном Кавказе станет работать сложнее, считает Глушкова. "Другие правозащитные организации, работающие на Северном Кавказе, и так подвергаются давлению – например, "Правовая инициатива"*, Комитет против пыток. Чем меньше будет организаций, имеющих представительства на Северном Кавказе, тем хуже будет положение оставшихся: чем выше комьюнити, тем выше степень защиты. На Северном Кавказе это особенно актуально, учитывая специфику региона", – подчеркнула она.

После прекращения программы "Горячие точки" источники информации не исчезнут, хотя работать станет сложнее, указал член совета ПЦ "Мемориал" Олег Орлов. "Есть и другие каналы, но если говорить о нашем канале, то он не исчезнет, но [работа] сильно затруднится", – сказал Орлов "Кавказскому узлу".

Ликвидация Правозащитного центра "Мемориал", являющегося одним из немногих источников информации о ситуации в Чечне, сыграет на руку властям республики, считает правозащитник. "Думаю, Рамзан Кадыров и вся его клика крайне рады, что поставлен вопрос о ликвидации. Это хороший подарок", – отметил Орлов.

Потенциальная ликвидация ПЦ "Мемориал" не означает прекращения защиты прав жителей Северного Кавказа в ЕСПЧ, заверил Орлов. "Дезорганизация работы будет. Целый ряд дел лежит в ЕСПЧ, и мы должны каждый день дела дополнять. И если ликвидируют, пока мы будем реорганизовываться, искать возможности работать, это нанесет сильный удар по делам, которые мы ведем, а соответственно и людям", – добавил он.

Закрытие ПЦ "Мемориал" отразится и на остальных правозащитных организациях, работающих на Северном Кавказе, уверен Орлов. "Одна из задач ликвидировать не только ПЦ "Мемориал". Это сигнал ко всему гражданскому обществу: ребята, если мы так с "Мемориалом" поступили, то с вами и подавно", – сказал Орлов.

Давление на правозащитные организации после потенциального закрытия ПЦ "Мемориал" на Северном Кавказе усилится, считает Черкасов. "Ранее ликвидировали движение "За права человека"* Льва Пономарева*. Мы здесь не первые, но и не последние", – заключил он.

Член Московской Хельсинкской группы Дмитрий Макаров по итогам пресс-конференции высказал уверенность, что в случае закрытия Правозащитного центра "Мемориал" правозащитная деятельность на Северном Кавказе будет продолжена.

"Преследование "Мемориала" – это новая форма ущемления общества. Это данность, условия, в которых коллеги-правозащитники живут много лет. Правозащитный центр "Мемориал" – одна из самых известных правозащитных организаций на Кавказе, и если она будет закрыта, то все равно по итогу гражданское общество найдет другие формы выражения. Правозащитная деятельность, я уверен, будет продолжена независимо от деятельности ПЦ на Северном Кавказе", – сказал Макаров.

Напомним, петицию в поддержку "Мемориала" составили ученые, ее подписали 65 членов Российской академии наук. Они указали, что работа "Мемориала" по сохранению памяти о жертвах репрессий превосходит результаты государственных исследовательских учреждений. Две аналогичные петиции подписали деятели искусства, политики и правозащитники, а также создатели и сотрудники просветительских и образовательных проектов, книгоиздатели и редакторы.

* внесены Минюстом России в реестры иностранных агентов.

** 396 российских организаций Свидетелей Иеговы признаны экстремистскими, их деятельность в России запрещена по решению суда.